Наш край

Новые тренды украинского школьного образования: станет ли «каша» в головах пищей для ума?

Сен 24, 2018 Автор в рубрике Комментарии.

ЗамминистраКак мы уже сообщали, представители Министерств образования Украины и Молдовы совершили двухдневную совместную рабочую поездку по Ренийскому району. В ходе этого визита делегации двух стран изучили вопрос соблюдения языковых прав национальных меньшинств в Украине на примере школ в молдавских сёлах Ренийского района.

В частности, высокопоставленные гости ознакомились с учебно-воспитательным процессом в трёх школах и одном детском саду. В первую очередь участников поездки интересовал вопрос о том, как соблюдается принятый в прошлом году Закон Украины «Об образовании». Как известно, согласно статье 7 этого закона, начиная с 1 сентября 2018 года украинские школьники (в том числе представители национальных меньшинств) смогут учиться на родных языках только в 1-4 классах, а с 5-го класса преподавание полностью переходит на украинский язык.

По итогам визита состоялось совещание, на котором украинские и молдавские специалисты обменялись впечатлениями по поводу нынешнего состояния школьного образования среди национальных меньшинств в Украине, обсудили выявленные проблемы и наметили возможные пути их решения.

Сразу же отметим, что главы делегаций – заместитель министра образования и науки Украины Павел Хобзей и начальник управления общего образования Министерства образования, культуры и науки Молдовы Валентин Круду – высоко оценили организацию учебного процесса в школах Ренийского района. Впрочем, обмен любезностями на этом и закончился: дальнейший разговор показал, что в украинском образовании пока мало поводов для победных реляций, — даже несмотря на «самую масштабную реформу за годы независимости Украины», как выразился директор департамента образования и науки Одесской облгосадминистрации Александр Лончак.

Поскольку итоговое совещание было посвящено образованию в Украине, то естественно, большинство выступлений чиновников и педагогов было ориентировано на внутреннюю аудиторию. Более того, встреча на 80 процентов превратилась в своеобразный «бенефис» Павла Хобзея – именно он чаще всех отвечал на вопросы коллег и комментировал позицию своего министерства по той или иной теме общения.

Любопытно, что в начале совещания произошёл небольшой конфуз. «Для нас очень важно услышать вас – тех, кто ежедневно работает с детьми», — обратился Павел Кузьмич к собравшимся, стараясь вызвать их на откровенный и содержательный разговор. Но тут оказалось, что в зале нет ни одного рядового практикующего учителя молдавского языка. На встречу пришло сплошное начальство – чиновники областного департамента образования, директора школ, руководители отделов образования Ренийского, Измаильского, Килийского, Саратского и Татарбунарского районов.

Заместитель министра образования и науки Украины был удивлён отсутствием рядовых педагогов и даже заметил, что в этой ситуации «трудно строить диалог». Тем не менее диалог состоялся, и во многом благодаря самому Павлу Хобзею, который был достаточно откровенным в своих высказываниях, и тем самым смог пробудить ответную реакцию аудитории. Более того, порой откровенность замминистра явно выходила за рамки официоза и даже вызывала противоречивые впечатления.

Например, Павел Кузьмич во всеуслышание заявил, что результаты внешнего независимого оценивания (ВНО) качества знаний выпускников школ далеко не всегда объективно отражают уровень учебного процесса в конкретном районе, городе или селе. По словам чиновника, итоги ВНО очень зависят от того, какое количество учащихся пользуется услугами репетиторов. В Украине есть регионы, где репетиторство является распространённой практикой, и там дети проходят тестирование более успешно. Соответственно, если репетиторскими услугами охвачено небольшое число школьников, то результаты ВНО вряд ли будут высокими.

Согласитесь, такое заявление звучит, по меньшей мере, странно. Получается, что высокопоставленное официальное лицо открыто признало то, о чём учителя и родители обычно говорят тет-а-тет. Вывод здесь напрашивается только один: современная украинская школа в рамках повседневного учебного процесса не даёт детям того количества и качества знаний, которые позволяют выпускникам успешно претендовать на получение высшего образования. Тем самым школа не обеспечивает государственный стандарт обучения, а репетиторство по сути является скрытой формой платного среднего образования. Выходит интересная штука: делая подобные заявления, замминистра вольно или невольно оказывается в роли той самой пресловутой унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла.

Хуже того, аналогичные признания звучали из уст П. Хобзея не раз. Следующий пример откровенности на уровне самобичевания был связан с обсуждением кадровой проблемы в школах. Давно не секрет, что учителей (а особенно хороших учителей) не хватает, и зачастую преподавание некоторых предметов держится только на специалистах пенсионного возраста. Как отметил Павел Кузьмич, на сегодняшний день в педагогические вузы поступает множество «двоечников» (если вспомнить советскую пятибалльную систему оценивания). Почему? Да потому что эти люди не способны пробиться в более престижные учебные заведения. А потом на работу в школу приходят, мягко говоря, посредственные учителя, дающие ученикам столь же посредственные знания.

«Безусловно, кадровая проблема в наших школах остаётся очень острой. И усугубляется она тем, что лучшие специалисты уезжают из Украины – слишком уж большая разница в оплате труда здесь и за границей. И хотя наше правительство регулярно поднимает зарплату учителям, по уровню оплаты труда мы ещё не можем конкурировать с другими отраслями и тем более другими странами, — сказал П. Хобзей. – В результате в Украине возник огромный дефицит математиков и физиков. Эти предметы в основном преподают люди старше 50 лет. Когда-нибудь они выйдут на пенсию. Кто тогда будет учить детей? Большой вопрос. Хорошие математики, к примеру, уходят в IT-компании. Что касается физики, то её у нас уже добили – что она есть, что её нет… Физику в Украине сейчас никто толком не знает».

Замминистра не уточнил, какую именно физику он подразумевает – школьный предмет или фундаментальную науку. Вероятно, и то и другое, поскольку между ними существует прямая связь. Но в любом случае П. Хобзей сделал просто убийственное заявление!

Как говорится, спасибо за откровенность, однако… и что? «Физику у нас уже добили». Чтобы об этом сказать, много ума не надо. Констатировать факты может любой дурак, простите за выражение. Однако Министерство образования и науки Украины существует не только для констатации проблем в нашем образовании и в нашей науке. Данный орган центральной власти НЕСЁТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за решение этих проблем. Разве не так? Тем не менее мотивов и даже интонаций ответственности в словах министерского чиновника я не услышал. Подчёркиваю: это моё субъективное мнение. Но, как писал поэт, и всё же, всё же, всё же…

Не так давно я увидел в Интернете видео о нынешнем состоянии украинской науки и был просто шокирован. Причём ситуацию комментировали не политики и журналисты, а сами учёные: известный кибернетик, профессор, доктор технических наук Анатолий Морозов, профессор, доктор физико-математических наук Виталий Клименко, кандидат технических наук Виталий Вишневский. Если коротко резюмировать то, что они сказали, можно сделать печальный вывод: наука в Украине стремительно вымирает, а фундаментальная наука уже умерла.

В частности, Виталий Вишневский высказал ужасный прогноз: если украинская наука будет и дальше деградировать такими темпами, то наступит момент, когда мы перестанем даже понимать, что происходит в научном мире! То есть отставание наших научных знаний от передовой теории и практики будет настолько значительным, что мы просто уйдём из текущего, а тем более перспективного научного контекста. Образно говоря, Украина окажется в роли авиаконструктора первой половины ХХ века, которому показывают чертежи и техническое описание самолёта пятого поколения. Этот авиаконструктор не только не поймёт эти чертежи – он не сможет понять даже применённые в них термины…

Но вернёмся к совещанию по итогам визита представителей Министерств образования Украины и Молдовы в Ренийский район. Когда слово взяла директор Новосельской школы-лицея Надежда Вранчану, стало понятно, что Украина может окончательно потерять не только науку, но и роль учителя как главного действующего лица учебно-воспитательного процесса. По словам Надежды Петровны, в обществе необходимо воспитывать уважение и бережное отношение к учителю, однако всё происходит наоборот – педагогов унижают и оскорбляют. Особенно заметна эта тенденция по публикациям в украинских СМИ, которые в последние годы всячески обвиняют учителей в авторитарном стиле работы и подавлении личности ребёнка.

В сущности, на преодоление этого «советского анахронизма» и направлена радикальная реформа образования «Новая украинская школа» (НУШ). В данной системе роль учителя сводится к функциям «модератора» учебного процесса на принципах «партнёрства с детьми», а ученики получают беспрецедентную степень свободы в ходе обучения. На практике это означает только одно: детям можно всё, а учителю нельзя ничего. Может ли быть эффективным такой механизм? Авторы концепции НУШ почему-то забывают о том, что «авторитарная» советская школа подготовила почву для первого в истории человечества полёта в космос, тогда как выпускники «ориентированной на Европу» украинской школы в массовом порядке убирают клубнику и моют туалеты в этой самой Европе…

Один из вопросов, которые были заданы П. Хобзею, касался введения в украинских школах так называемых интегрированных уроков, когда несколько родственных учебных дисциплин объединяются в один предмет (курс). За счёт интегрированных уроков число обязательных школьных предметов сокращается с 22 до 9. Например, вместо физики, химии, биологии, географии и астрономии будут создаваться курсы «природа и человек», «человек и мир». Язык и литература сольются в предмет «словесность», а алгебра и геометрия будут объединены в общий курс математики. И только в старшей профильной школе останется возможность углублённого изучения отдельных предметов.

По мнению критиков этой идеи, подобные новшества являются профанацией образования как такового. Вот и представители Камышовской школы (Измаильский район), задавшие заместителю министра этот вопрос, выразили опасение, что один педагог просто не сможет знать в совершенстве все предметы, входящие в интегрированный курс. Какое же качество образования мы получим в конечном итоге?

Павел Кузьмич ответил, что высшего образования учителя вполне хватит для того, чтобы на начальном уровне дать детям представление о мире на базе естественных и прочих наук, а в старших классах, мол, ученики смогут глубже изучать физику, химию, математику и т.д. «Интегрированные курсы не отменяют серьёзную науку», — подчеркнул П. Хобзей.

Очевидно, замминистра даже не заметил, что этим ответом он сам себе противоречит, причём дважды. Если «физику в Украине никто толком не знает», как высказался чиновник ранее, то что же будет с этой самой физикой, когда её запихнут в интегрированный курс? Неужто уровень знаний повысится? Очень сомнительно. А вот – второе противоречие. В предыдущем своём высказывании Павел Кузьмич сетует на то, что в педагогические вузы массово идут вчерашние «двоечники», из которых получаются посредственные учителя, а другим высказыванием пытается доказать, что педагогического образования вполне достаточно для нормального преподавания интегрированных предметов. Где же логика и последовательность?

К слову, основное опасение, связанное с внедрением интегрированных курсов, заключается в том, что у школьников может появиться «каша» в головах. Ведь только хороший учитель способен дать детям возможность понять системную взаимосвязь родственных дисциплин «в одном флаконе» (например, физики, химии и астрономии), тогда как плохой педагог в лучшем случае преподнесёт на уроке простой набор знаний, не заботясь о том, как они выстраиваются и сосуществуют в уме ученика.

В общем, если нет ясности во всеукраинских тенденциях школьного образования, то что говорить о специфических вопросах учебного процесса в контексте интересов национальных меньшинств? Например, в ходе совещания прозвучало предложение о том, что необходимо менять методику преподавания украинского языка в национальных школах: нельзя учить украинских и, предположим, молдавских и венгерских детей по одинаковым методикам. И уж тем более трудно требовать от них одинаковых результатов ВНО. Поэтому, как убеждены представители нацменьшинств, их детям надо предоставить право проходить внешнее оценивание по отдельным, менее жёстким критериям.

П. Хобзей признал, что в Украине действительно нет методик обучения государственному языку тех учащихся, для которых этот язык не является родным. Быстро решить эту проблему невозможно, однако замминистра пообещал найти способы смягчения требований для выпускников национальных школ, которые будут проходить ВНО по украинскому языку.

Чиновник заявил также, что в Молдове есть влиятельные политические силы, которые добиваются, чтобы молдавский язык был официально признан румынским. Если это произойдёт, то, по словам Павла Кузьмича, данное обстоятельство повлияет и на языковую политику Украины в сфере образования. Дело в том, что румынский язык – один из языков Евросоюза, а для них в новом украинском Законе «Об образовании» зафиксированы отдельные нормы. Кроме того, как заявил П. Хобзей, это позволит украинской стороне, в том числе нацменьшинствам, более тесно сотрудничать с ЕС: получать гранты, участвовать в образовательных программах для педагогов и т.д.

Отметим, что с такой позицией не согласился председатель Всеукраинской ассоциации молдаван Анатолий Фетеску, активно и последовательно выступающий за сохранение молдавской национальной идентичности и подчёркивающий её отличие от румынской. Анатолий Семёнович призвал заместителя министра образования Украины не форсировать события, а, как говорится, спуститься на землю.

«В настоящее время в школах не хватает около 30 процентов учителей молдавского языка. Это плохая тенденция, — заявил лидер молдаван Украины. – Мы вместе должны думать над тем, как повысить престиж педагогических специальностей, и прежде всего тех, от которых зависит преподавание родного языка. Для нас, молдаван, это вопрос будущего молдавских общин Украины, вопрос их дальнейшего существования как таковых».

По мнению Анатолия Фетеску, Молдова, в частности, могла бы помочь в создании учебников для молдавских школ в Украине. Ещё одна проблема – острый дефицит художественной литературы на молдавском языке. А без неё, подчеркнул Анатолий Семёнович, невозможно обеспечить полноценный учебный процесс, не говоря уже о более широком соблюдении языковых и культурных прав молдавского населения в нашей стране.

В этом, кстати, П. Хобзей полностью согласился с А. Фетеску. Замминистра признал, что современной качественной художественной литературы действительно очень мало, причём не только на молдавском, но и на украинском языке.

«Мы постоянно слышим от учителей и родителей жалобы на то, что дети сидят в гаджетах и ничего не читают. Это правда. Но правда состоит и в том, что мы ничего не можем предложить детям, чтобы оторвать их от этих гаджетов», — сказал Павел Кузьмич.

Разумеется, П. Хобзей прокомментировал и самый резонансный тренд в украинском образовании – концепцию «Новая украинская школа» (НУШ). Но об этом пойдёт речь в эксклюзивном интервью заместителя министра образования и науки Украины.

(Окончание следует)

 Андрей ПОТЫЛИКО

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Прогноз погоды

Последние комментарии

Все содержание сайта www.obozrenie-plus.com охраняется авторским правом, как произведение, созданное коллективным творческим трудом в соответствии с законодательством Украины об авторском праве и смежных правах. Допускается копирование, опубликование или иное использование в коммерческих целях материалов, загруженных с сайта www.obozrenie-plus.com, при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.obozrenie-plus.com

Сервис Поиска попутчиков всегда поможет найти подходящего попутчика с учетом Ваших пожеланий.

Войти