Наш край

Ахтунг, ахтунг! Плохой атакует избирателей!

Апр 27, 2012 Автор в рубрике Точка зрения.

Дед Трифон досматривал сладкий утренний сон. В этом сне его баба Донка пела ему любимую песню про встречу влюбленных у колодца. И поначалу красиво так пела, а потом вдруг стала лаять, как собака, и как-то так металлически выкрикивать: « Плохой, плохой!» А потом опять, как собака Полкан –у-ууу-у. Во сне дед Трифон чертыхнулся и решил лучше проснуться, чем такую бесонину слушать.
На дворе нечеловеческим голосом выл Полкан, и все норовил под лавку залезть. Но там уже пряталась его Донка, мелко крестясь и шепча что-то вроде «спаси и сохрани!».

Спросонья дед и сам чуть под лавку не полез, но вовремя вспомнил, что он же защитник дома, и побежал берданку из сарая выкапывать.
И было от чего всем под лавки лезть! Что-то невообразимое происходило за воротами. В году эдак 1942-45 на такое похоже было. Дед опасливо выглянул за ворота. По улице в ужасе метались собаки, поджав хвосты. Вот вжалась в забор какая-то молодица с орущим младенцем на руках. Сосед Мишка с вилами из ворот выскочил, орет: «Враг не пройдет, фашисты проклятые, опять без объявления войны напали!».

Но тут из радиоточки раздался солидный такой голос, сразу видать, начальника какого-то:

« Граждане, говорит и показывает Болград! Сегодня, а равно как и завтра, и не дай Бог, послезавтра, в городе работает, а также ездит и летает депутат нашего с вами, граждане, парламента, можно сказать отец нашей Бессарабии, а также достойный сын отечества, правильно, граждане, похлопаем! Ой, шо я гоню, не на собрании же! Одним словом, без паники, граждане, без паники, за оружие не хвататься, собак посадить на цепь, чадов с домочадцами успокоить. Встречаем депутата Плохого, который привез вам чайники!»
Дед Трифон и Мишка переглянулись безумными взглядами. Молодица сползла по стеночке. Орущий младенец заорал пуще прежнего и пальчиком стал тыкать в небо. А там над благодатной бессарабской землей, в бескрайнем небе нарезал круги, опускаясь все ниже и ниже …похожий на акулу геликоптер. Вертолет по-нашему. И тут на дорогу из-за поворота выпрыгнул танк, замаскированный под белый микроавтобус. А с лакированного бока на граждан взирала сытая… ну, в общем, сытое лицо мужчины под названием плохой, и слова такие аж в глаз бьют: «Мир вашему дому». Это в смысле этот господин домам Мишки и деда Трифона мира желает.

И тут же через крышу танка, тьфу ты, микроавтобуса, какая-то дамочка в завитушках вылезла и как давай орать в матюгальник, в смысле, в рупор: « пока хорошие обещают-ют-ют-ют, плохой делает-лает-лает-ет-ет! Чайники, телевизоры, холодильники, кастрюли! Налетай, народ, разбирай! По одному чайнику в одни руки! Мир вашему дому! Плохой наш депутат! Каждому избирателю по чайнику! Но пассаран! Завалим Бессарабию чайниками от плохого. Поступили в продажу холодильники «Норд», двухкамерные. Коррупционеров к ответу! Ландыши, ландыши, вам от плохого привет.»
И давай пританцовывать, в ладоши хлопать, в раж вошла! Хорошо, что парень, который тоже в танке ехал, пришел ей на помощь, из люка вытащил, на скамеечку возле дома деда Трифона посадил. Дамочка в завитушках еще пару раз всхлипнула, голову на руки уронила и давай причитать : «Ах, эти аборигены проклятые! Мы к ним по-хорошему. От всего чистого и светлого сердца хотим чайники вручить, а они попрятались, разбежались. А Игорь Иванович уже укачался, бедный, в вертолете уже полдня летать без еды и питья, отслеживать, куда это его крепостные разбегаются! А-а-а-а-а.»
Тут Мишка неполиткорректно ее по щекам похлопал, мол, очнитесь, дамочка, какие крепостные, вы о чем?
И надо сказать, подействовало. Дамочка на красавца Мишку более – менее трезво взглянула и голосом Людмилы Гурченко из кинофильма «Любовь и голуби» произнесла: « Вы не верите мне? Вы не верите Игорю Ивановичу Пло-хо-му, что он даже готов отказаться от своего крепостного права на вас, и даже готов отдать последнюю дэу-ланос, и все свои чайники, и даже … покатать вас на вертолете???» И грустно добавила: « Ешкин кот…как трудно. Как трудно работать в этой его Бессарабии. Надо просить надбавку за вредность!»
Но вертолет все кружил над просторами Бессарабии, все снижаясь и снижаясь, и бдительное око Игоря Плохого, главного борца с коррупцией в этом вконец распоясавшемся крае все пристальнее всматривалось в ту точку, где находился дом деда Трифона. И через каких-то десять минут, сотрясая воздух и поднимая придорожную пыль, вертолет уже приземлился в огороде Мишкиного дома. Вокруг за считанные секунды собралось множество местных мальчишек, а из вертолета уже выпрыгивали двое дюжих бритоголовых пацанов с кокетливо выглядывающими из под кожанок дулами автоматов, а вслед за ними грациозно и в то же время сурово выкатился сам — народный избранник, защитник и радетель, меценат и благодетель, отец и сын, полиция нравов, ну и т.д., перечень заслуг и регалий можно продолжить по вкусу.

Вдруг зашипела рация в руках у депутата: « Я редиска, я редиска. Солнцеподобный, как слышите, как слышите? Прием. Подплываю по Ялпугу на крейсере, ну, в смысле, на яхте. Обеспечиваю бескровное прохождение акции « Мир вашему дому». Подвез еще календарей с вашим ликом, Солнцеподобный вы наш! И еще чайников. Три. Это чтобы всем, кто будет за вас голосовать, хватило!»
И тут произошло ужасное! Двое дюжих охранников взяли деда Трифона под белы рученьки и поволокли его … Ох, дед уж подумал, на расстрел. А оказалось, нет. Просто Игорь Иванович вежливо попросил показать, а где же у деда календарик его висит, где он такой весь добрый и почти улыбается. И мира всем желает. И даже не скажешь, что на самом деле не желает. А следом и баба Донка подтягивается, и дамочка в кудряшках, и откуда не возьмись, три видеокамеры, пять корреспондентов с фотоаппаратами. Да кто-то из властей уже торопится с хлебом-солью, да парень с чайником в руках. Да Полкан подвизгивает, не знает, то ли лаять, то ли новому чайнику в хозяйстве радоваться. И вдруг понимает дед Трифон, что не видать ему милости депутатской. И все потому, что бабка его, политически темная, парламентским тонкостям не обученная, политтехнологами не просвещенная, взяла, да и вырезала эту сытую…ну, в смысле, лицо это симпатичное из календаря. А фотографию собора оставила. На память. Как сказать об этом? Окинул взглядом суровым небогатое жилье деда депутат, воззрился хмуро на собор без своего лика, и горько так произнес: «Эх, дед, предал ты меня. Не захотел мира своему дому. Ну, суши теперь сухари!» И ушел, громко хлопнув дверью. А Полкан вдруг обрадовался. Хвостом завилял. Да и остальные все успокоились. Улетел вертолет. Наконец-то. И танк, то бишь, микроавтобус вместе с дамочкой и матюгальником куда-то делся. Вот неизвестно, как с яхтой у берегов Ялпуга? Следит ли за порядком.

Только бабка вздохнула: « Ну вот, без чайника будем. Депутатского. А из самовара-то лучше, правда, дед?» И с любовью посмотрела на икону. И на портрет батюшки генерала Инзова, отца Бессарабии, истинного. Незабвенного.
Ким Гончаренко

Оставить комментарий

Прогноз погоды

Последние комментарии

Все содержание сайта www.obozrenie-plus.com охраняется авторским правом, как произведение, созданное коллективным творческим трудом в соответствии с законодательством Украины об авторском праве и смежных правах. Допускается копирование, опубликование или иное использование в коммерческих целях материалов, загруженных с сайта www.obozrenie-plus.com, при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.obozrenie-plus.com

Сервис Поиска попутчиков всегда поможет найти подходящего попутчика с учетом Ваших пожеланий.

Войти