Наш край

Аккерманцы: Константин Райков

Июн 29, 2018 Автор в рубрике История.

всё что имеюМне посчастливилось знать многих старожилов нашего древнего города. Сейчас мы с  уважением называем их «аккерманцами». Так говорили о себе и они сами. Мой дед по материнской линии Ефим Слиденко, Давид Кравченко, Иван Бройченко, Фёдор Лебедев, Виктор Пушкарёв, Павел Корженко, Иван Панов, Филипп Здунковкий, Константин Райков и много других –  со всеми ними мне довелось пересекаться на прихотливой тропе жизни.

И, вот, что я вам скажу – таких разных внешне, по роду занятий и социальному статусу, их некоей неприметной чертой что-то роднило. Я не могу это толком объяснить, но именно ощущение родства абсолютно не идентичных ни по крови, ни по мироощущению людей всегда меня волновало. В чём тут секрет? Если честно, то и до сих пор того не ведаю…

Я вспоминаю Константина Фёдоровича Райкова – потомственного аккерманца, человека непростой и показательной судьбы…

***

Константин Райков родился в Аккермане, в одном из неприметных домов по улице Кишинёвской. На этой улице, к слову, он и прожил всю свою жизнь. Это было в феврале 1909 года. Дядя Костя (так я его называл) происходил из болгарского рода Райковых, которые осели  в городе, по крайней мере, лет двести назад. На улице Кишинёвской болгар проживало немало. Вероятно потому,  что в позапрошлом веке там ими был построен свой Свято-Георгиевский храм, который, пройдя сквозь тернии лихолетий, действует и ныне.

Отец его, Фёдор, был знатным сапожником. У него заказывали шить сапожки и туфельки первые модницы города. Несмотря на свою безграмотность,  Фёдор обладал живым умом и рациональным складом мышления. Случалось, к нему прибегал его внук-гимназист (сын дяди Кости — Леонид) и просил помочь решить задачку по математике. Старый сапожник, крякнув от досады, откладывал в сторону шило и спрашивал условия задачи. Выслушав внука, он обычно собирал в кулак короткую бороду и отвечал, мол, вот тут надо сложить, а потом разделить на это. И всякий раз изумлению малолетнего Кости не было границ, ибо ответ неизменно был точным…

***

Костя Райков не перенял ремесло отца. По планете стремительно шагал новый, индустриальный век. Век машин, новых технологий и авиации. Костя пошёл работать учеником в автомастерскую. Это было тогда настолько модно, как, к примеру, лет двадцать назад заниматься компьютерным программированием. Или идти в депутаты. Шучу.

В середине двадцатых начале тридцатых годов прошлого столетия в Аккермане – Четатя Албэ бойко функционировал филиал от известной немецкой фирмы «Зингер». В технике молодой Райков разбирался достаточно лихо.

Это приметил сметливый хозяин филиала и пригласил его к себе  на работу. Её суть заключалась в обслуживании швейных машин «Зингер», которыми владели, в основном, состоятельные женщины Белого города или те, для кого шитьё – суть заработка.

Райков неплохо зарабатывал и был в позиции «середняка». Это позволило ему обзавестись семьёй, что раньше считалось богоугодным и почитаемым актом. Тем более что и случай представился.

Гуляя по Михайловскому парку, он познакомился с черноглазой, смуглой девушкой Натальей. Наталья Сазанская была приёмной дочерью известного землевладельца Затхея. Он держал большие виноградники за городом. Ухаживал Константин красиво и классически. Чтобы понять, как – надо отбросить все современные манеры и пошлятину с неизменным интимом максимум через три дня, но прибавить много цветов, целование рук любимой, стихи и полное неприятие скотских манер. Вскоре они поженились. От брака Константина и Натальи на свет Божий появились сын и дочь – Леонид и Светлана.

Богатей Затхей помог Косте купить магазин – рядом с домом Райкова. Лавка называлась сложно «Железно-скобяные, мануфактурные и колониальные товары». Для чистоты понимания нашему современнику поясню. В магазине продавали всё: от гвоздей, замков, хлеба, конфет и кунжутового масла,  до импортных (колониальных) товаров —  консервов, шляпок, парфюмерии, швейных машин.

Как и всех аккерманцев того периода Райкова призвали служить в румынскую армию. Служил он тут же,  в городе, в расположении печально нам известных Александровских казарм, кои в настоящее время переживают финальный этап разрушения и забвения…

***

И вот пришли Советы. Понятно, что лавку у Райковых  «вежливо» отняли, сурово пожурив, и, пояснив при этом, мол, кулачества и купечества Советская власть не потерпит.

После Великой Отечественной войны основательно потрёпанный, полуразрушенный после боевых действий Аккерман потихоньку восстанавливался. Дядя Костя пошёл работать на мельзавод, который был национализирован от бывших его хозяев – братьев Денисовых.

Наступила эпоха чёрных «воронков» и страха. По пустячному доносу Райкова упекли на семь лет в заполярный Диксон. О тех годах дядя Костя никогда не распространялся, а лишь мрачнел и тянулся за папиросой. Через четыре года его реабилитировали, но внутренняя обида на власть осталась на долгие годы. Однажды,  в разговоре у дяди Кости невольно сорвалось «проклятая власть»…

***

Почти до самой глубокой старости дядя Костя проработал на швейной фабрике. Лучшего мастера по настройке иностранной техники в городе трудно было отыскать. Помню, я был уже юношей, дядю Костю его жена тётя Наташа позвала к телефону, мол, с фабрики звонят. Райков уже не работал на «швейке» лет десять. Дядя Костя спокойно докурил папиросу, пробурчал под нос что-то не слишком литературное и не спеша направился к телефону. Как правило, в экстренных случаях за старым мастером сам директор присылал свою «Волгу» и вообще, всячески старался ублажить ветерана с характером.

***

Внук дяди Кости – Витька Райков – мой старинный, школьный товарищ и единственный настоящий друг в этом странном и противоречивом мире. Можно иметь полгорода  товарищей и  знакомых, но Друг – он всегда один,  и это неизменно, как чередование дня и ночи…

Сейчас это уже не «Витька», а Виктор Леонидович Райков – если ничего не путаю, то нынче он доктор технических наук, автор многих изобретений и сельскохозяйственных машин, философ, аскет. Благодаря нашей дружбе я и познакомился с дядей Костей.

***

Ещё несколько штрихов к образу героя моего повествования. Дядя Костя был оригиналом. Свой день рождения он никогда не отмечал, считая это «дуростью». Когда собирались на праздник гости,  он восседал за столом подобно лорду – гордо и с чувством собственного достоинства. А уж, если его просили что-то рассказать – это надо было слышать!

К примеру, рассказывая о дороге из Москвы в Петербург, он настаивал на том, что сей тракт прямой, как стрела и только в одном месте имеет зигзаг. Эту странность дядя Костя пояснял так: «Когда царь Пётр Первый прокладывал направление линейкой на карте, карандаш задел за его палец. Ну, а строители не отступили от чертежа, потому как — дисциплина».

Дядя Костя любил в своих повествованиях приукрасить детали, подчас, до того изменив суть самого события, что и сам уже в это верил. И, попробуй, только намекни на странности его рассказа! Однажды он битый час наставал на том, что когда охотился на дикого кабана, то ему попал такой «образец», что от него при стрельбе, «отскакивали пули».

Дядя Костя всю жизнь курил. В советское время, сколько себя помню, он дымил исключительно папиросами «Волна», причём, только от алмаатинской табачной фабрики.

Из домашней работы, как и большинство истинных аккерманцев той поры, он признавал лишь выращивание и уход за виноградом и, как следствие – изготовление «продукта» — вина. Не было такого дня, чтобы дядя Костя не отведал своего винца, но пьяным я, к примеру, его никогда не видел. Раньше умели обращаться с «продуктом».

На склоне лет старый Райков пристрастился к рыбалке. В любую погоду он, не спеша, брёл к лиману, долго выбирал себе место поудобнее, и забрасывал удочки. Что характерно, без улова дед почти никогда не приходил.

Советскую прессу дядя Костя не читал, а вот каждый листок отрывного календаря – от корки до корки.

К старому мастеру часто захаживали соседи, в основном, женщины, с просьбой починить швейную машинку. Он принимал заказ величественно, без суеты, коротко кивнув, мол, сделаю.

***

В 1997 году на 90-м году жизни тихо умерла супруга дяди Кости – тётя Наташа. Они прожили вместе 68 лет. Дядя Костя ушёл из этого мира через неделю вслед за своею верной подругой… Такова судьба одного из наших замечательных, простых горожан – Константина Фёдоровича Райкова.

Владимир Воротнюк, Белгород-Днестровский

От автора: на фото дядя Костя провожает своего внука Виктора Райкова в Одессу, в институт после выходных. 1980-й год.

Оставить комментарий

Прогноз погоды

Последние комментарии

Все содержание сайта www.obozrenie-plus.com охраняется авторским правом, как произведение, созданное коллективным творческим трудом в соответствии с законодательством Украины об авторском праве и смежных правах. Допускается копирование, опубликование или иное использование в коммерческих целях материалов, загруженных с сайта www.obozrenie-plus.com, при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.obozrenie-plus.com

Сервис Поиска попутчиков всегда поможет найти подходящего попутчика с учетом Ваших пожеланий.

Войти